Атлантик Сити: преступная империя

Объявление





Добро пожаловать на проект ! Мы снова начинаем активную игру, и ждем всех желающих окунуться в мир гангстеров времен "сухого закона" Америки ревущих 20х. Впереди много интересного. Присоединяйтесь)

Нужны гангстеры, женские персонажи, жители города, полицейские, аристократы и контрабандисты. Все такие персонажи в любое время проходят по упрощенному приему.





Daring life: NEW YORK Loves You  New York: a gangster city Vampire the Masquerade: the Night Walkers Интриги османского Востока Жизнь двора Екатерины Великой Москва слезам не верит


3 августа 2017. Всех с новосельем на новом адресе))
8 июня 2017. Мы снова открыты после долгого перерыва. Добро пожаловать!



Время в игре:
лето-осень 1925 г.

События в игре:

Большая гангстерская война в Атлантик Сити вроде бы закончилась. Но так только кажется. Джулиано расширяет свою империю, но сталкивается с теми проблемами, с которыми столкнулись два прежних клана. Некто хочет нанести удар. И начинается с банальных проблем с поставкой контрабандного алкоголя...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Атлантик Сити: преступная империя » Справочный материал » О роли женщин тех лет


О роли женщин тех лет

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

О моде мы сказали, поговорим о социально-политических вопросах.

Изменения в социальном положении женщин

После принятия в 1920 г. поправки к конституции о предоставлении женщинам всей полноты гражданских прав образовалось новое поколение женщин, менталитет которых существенно отличался от прежних. Ранее даже феминистки считали, что женщина должна иметь выбор между семьей и карьерой, так как уделять достаточно времени и тому и другому не представлялось возможным. Новое поколение 1920-х годов желало совместить семейные ценности и успешную карьеру[12]. Эти женщины стали уделять меньше внимания общественной активности по сравнению с поколением прогрессисток, они стремились на равных участвовать и побеждать в конкурентной борьбе[13].

После того как в годы первой мировой войны женщины заняли рабочие места мужчин, ушедших на фронт, они работали в химической, автомобильной и даже сталелитейной промышленности, что ранее считалось для женщин невозможным[14]. Места низкооплачиваемых работников, в том числе на тяжелых работах, нередко занимали афроамериканки. Около 75 % из них было занято на сельскохозяйственных работах, в прачечных, а также выполняло обязанности домашней прислуги[15].

Поскольку законодательство к 1920-м годам ввело ограничения на продолжительность рабочего дня и размер минимальной заработной платы, работодатели усилили давление на работников с тем, чтобы заставить их работать быстрее и эффективнее, в частности, используя системы премирования[15]. Рост экономики позволял создавать все новые рабочие места, так что даже представители низших классов могли выбирать себе работу. В отличие от предшествующих поколений, молодые работницы не были вынуждены работать, чтобы обеспечивать семью и нередко предпочитали получать профессиональное образование, чтобы иметь ещё больший выбор. За счет этого росла и социальная мобильность[16].

Получив избирательные права, феминистки не прекратили политическую борьбу, но теперь они сфокусировали свою активность на борьбе с дискриминацией работников по признаку пола[17]. В школах и университетах было введено совместное обучение детей и молодежи обоих полов. Различия в обучении заключались лишь в том, что девушки обычно выбирали курсы домашней экономики, «Муж и жена», «Материнство» и «Семья как экономическая ячейка». Многие девушки поступали в колледж с целью выбрать себе подходящего жениха[18]. С распространением автомобилей свидания стали возможны в более интимной обстановке, а «петтинг», сексуальные отношения без настоящей половой близости, — социальной нормой студенческой жизни[19]. Кроме того, в обществе распространилось убеждение, что женщины не меньше мужчин нуждаются в половой жизни, и что, согласно теории Зигмунда Фрейда, подавление сексуальных желаний разрушительно для психики[20]. В то же время американские представления о семейных добродетелях в целом не изменились. Считалось, что все добропорядочные женщины должны выйти замуж, заботиться о детях, доме и домашней кухне, а также иметь достаточно средств, чтобы не ограничивать себя в покупках, важных для дома и семьи[21].

0

2

Л. Попкова, Е. Жидкова

Первая волна западного феминизма: суфражизм в XIX-XX веках

В истории западной цивилизации общественное движение за равноправие женщин складывается во второй половине XIX века, когда женщины впервые выступили как самостоятельная организованная политическая сила. Термин «феминизм» как синоним женской эмансипации, начинает широко использоваться в Европе в начале XX века.

Идея равных социальных прав женщин и мужчин восходит ко времени эпохи Просвещения и Великой французской революции XVIII века и связана с утверждением либеральной концепции «естественных прав и свобод» человека. Эта концепция впервые в Европе была закреплена в главном документе Французской революции «Декларация прав человека и гражданина» (1789). Француженки, воодушевленные лозунгами революции «Свобода, равенство, братство», создавали свои клубы, активно участвовали во всех общественных событиях. Но после опубликования Декларации, а затем Конституции новой республики они обнаружили, что свобода и права человека не распространяются на женщин: к категории граждан, имеющих право владеть собственностью, избирать и быть избранными были отнесены только мужчины. Писательница Олимпия де Гуж попыталась исправить это «недоразумение», составив в 1791 году «Декларацию прав женщины и гражданки», которую историки и считают первым манифестом феминизма Нового времени. Но голос французских революционерок не был услышан, женские союзы были запрещены, а затем женщинам запретили даже присутствовать на публичных мероприятиях.

Через год англичанка Мэри Уоллстонкрафт публикует свою работу «В защиту прав женщин», где «оправдывает» возможность и необходимость гражданских прав женщин. Тогда главным аргументом противников равноправия был тезис о том, что женщины «по природе» не способны к независимости, поэтому нуждаются в руководстве и не могут претендовать на самостоятельное голосование. Полемизируя со своими оппонентами, Уоллстонкрафт рассуждает о женском воспитании XVIII века: «С младенчества женщины впитали, и матери им были в том примером: дабы снискать покровительство мужчин, достаточно лишь усвоить необходимость, играя на человеческих слабостях, изобразить лукавство, покладистость, прикинуться покорной и непременно казаться всегда и во всем легкомысленной». (Удивительно, но в расхожих «мудрых» советах молодым девушкам нашего времени мы можем обнаружить нечто похожее.)

Для либералов XIX века, приверженцев идеи равноправия полов, речь шла о формальном, юридическом равенстве, дающем человеку возможность отстаивать свои интересы. Обычное право Великобритании и США гласило: «юридически женщина не существует отдельно от своего отца или мужа, которые и голосуют от ее имени и во имя интересов семьи в целом»; без их согласия женщины не могут заключать договоры, не должны владеть собственностью, самостоятельно выступать в суде. Английский философ и экономист Джон Стюарт Милль через 70 лет после Уоллстонкрафт в своем труде «О подчинении женщины» (1861) размышляет о причинах пассивности женщин, их молчаливого согласия с гражданским бесправием: «Власть мужчин над женщинами не похожа на все прочие виды власти, поскольку силы не применяет, а воспринимается добровольно, мораль твердила им, будто внутренней эмоциональной сущности женщины соответствует предназначение жить для других, умение целиком отречься от себя и не иметь иной жизни, кроме растворения в нуждах близких». Милль выступил в поддержку смелых англичанок, публично заявивших о том, что женщины могут сами говорить от своего имени, свободны в устройстве своей судьбы и потому вправе требовать одинаковых с мужчинами политических прав. В 1867 году он представил в английском парламенте петицию в пользу избирательных прав для женщин. Так впервые в высших органах государственной власти прозвучал голос нового общественного движения.

Право на участие в голосовании -- главное требование первых политических организаций женщин в Великобритании и Америке второй половины XIX века. Поэтому первый период движения женщин за равные с мужчинами права вошел в историю под названием суфражизм (от suffrage -- право голоса). Помимо избирательных прав суфражистки добивались одинаковых с мужчинами прав на собственность высшее образование, профессиональную занятость.

Манифест женского движения был провозглашен американскими активистами на первой в истории конференции по правам женщин. В 1848 году 200 женщин и 40 мужчин собрались в городке Сенека-Фолз (штат Нью-Йорк), где после бурных дискуссий приняли «Декларацию чувств», записав в ней основные идеи и принципы суфражизма. Этим названием автор манифеста Элизабет Стэнтон подчеркивала связь со «священным» для американской демократии документом, принятом в годы Американской революции, «Декларацией независимости», где было провозглашено, что «все люди созданы равными и наделены их творцом неотчуждаемыми правами». На конференции были сформулированы лозунг нового движения -- «Все мужчины и женщины созданы равными» -- и основные требования: женщины как гражданки Соединенных Штатов должны обладать всей полнотой политических прав, а также иметь право на развод, на опеку над детьми в случае развода, на владение имуществом и наследством, право на собственные заработки и получение высшего образования. Участники конференции полагали, что только с помощью организованных массовых действий можно добиться своих прав.

Немногочисленные женские группы в Америке и Европе к началу XX века превращаются во влиятельные национальные коалиции и ассоциации. Всеми способами гражданской активности суфражистки пытаются добиться изменения законов, сделать все, чтобы их голос был услышан. Массовые демонстрации, петиции, обращения к партиям и политическим деятелям: митинги, демонстративные, даже провокационные, акции протеста были нацелены на привлечение общественного внимания, изменение политики и проведение реформ. В деятельности организаций и акциях протеста в то время в основном участвовали женщины из среднего класса (работницам фабрик и заводов было не до общественной активности). В защиту прав женщин выступили социалисты. На Международной социалистической конференции в Копенгагене в 1910 году Клара Цеткин предложила ежегодно проводить Международный женский день под лозунгами борьбы за политическое и социальное равноправие. Этим днем женской солидарности, который способствовал и привлечению к борьбе женщин-работниц, стало 8 марта.

В 1870-е годы первые европейские университеты открыли свои двери для студенток. Но суфражисткам понадобилось почти семьдесят лет упорной борьбы, чтобы стало реальностью их главное политическое требование. В 1920 году Конгрессом США была принята 19-я поправка к Конституции, которая предоставляла избирательное право женщинам. Англичанки получили это право ограниченно (только для замужних женщин) в 1918-м, а в полном объеме -- в 1928 году. Самой прогрессивной в этом отношении страной стада Новая Зеландия, которая первой в мире уже в 1893 году допустила женщин на избирательные участки. А во Франции женщинам предоставили законное право голосовать на выборах только в 1946 году через полтора века после получения этого права мужчинами. До 1970-х годов Швейцария отказывала гражданам женского пола в праве избирать и быть избранными. Для многих мусульманских стран это требование остается актуальным и в XXI веке.

В 20-е годы XX века в Европе и США феминистское движение первой волны, добившись, наряду с избирательными правами, принятия законов, разрешающих женщинам учиться в университетах и работать вне дома, посчитало свои задачи выполненными, и активность женских организаций пошла на спад.

ВТОРАЯ ВОЛНА ЗАПАДНОГО ФЕМИНИЗМА: 1960-1980-е годы

Послевоенный мир с его надеждами на долгожданное спокойствие, безопасность и процветание, казалось, не оставлял места для социальных протестов и недовольства. В общественном сознании столь же гармоничными должны были выглядеть и гендерные отношения. Женщины, вынужденные в годы войны занять рабочие места мужчин, трудиться в учреждениях и на заводах, теперь могли вернуться к привычным «естественным» занятиям и найти удовлетворение в традиционном домашнем кругу, не заботясь о своих амбициях и правах в общественной сфере.

Громом среди ясного неба становится публикация в 1949 году книги французской писательницы и философа Симоны де Бовуар «Второй пол». Труд, объемом в тысячу страниц, был сразу продан огромным тиражом в Европе (переведен на 30 языков). Позволив многим поколениям женщин увидеть свою судьбу и мир в новом свете, де Бовуар на долгие десятилетия сделалась кумиром интеллектуальной Европы. В этой книге, опираясь на философский, психологический, антропологический, исторический, литературный и жизненный материал, де Бовуар впервые пытается осмыслить проблему женского существования в современном мире. Что является препятствием на пути самореализации женщин как личностей, что ограничивает женскую свободу? Эти идейные поиски, несомненно, связаны с философской позицией писательницы - теорией экзистенциализма Жан-Поля Сартра, ставящей в центр человеческого существования проблему свободы выбора и ответственности индивида за собственную жизнь.

В отличие от предыдущих феминистских теорий, Симона де Бовуар видит причины зависимого положения женщин не столько в биологических различиях, правовом и социально-экономическом неравенстве, сколько в том, как исторически сформировалось представление о женственности в культуре и обществе. Исследуя мифологию, литературу, разные национальные традиции и ценности, систему воспитания девочек, семейные модели, она показывает, что главным препятствием на пути к женской свободе является господствующая в обществе идея женского бытия как «вторичного», что в истории и культуре «первичным» мыслится мужчина. Принятие самими женщинами роли «второго пола», значимого только по отношению к мужчине, формирует феномен зависимости в женском самосознании, не позволяющей женщине быть ответственной за собственную жизнь и претендовать на реализацию личностных способностей вне семейной сферы. Знаменитая формула книги «женщиной не рождаются, ею становятся» не только противостояла мифу об «особой человеческой природе женщин», но и давала импульс новому пониманию женской эмансипации. Симона де Бовуар призвала женщин не бояться вступать на путь самореализации, независимости и свободного обретения «подлинного существования». Через пятнадцать лет после публикации книги именно эти идеи станут лозунгами новой волны массового женского движения.

Пик западного феминизма как общественно-политического движения приходится на 1960-1970-е годы. Эти два десятилетия были временем социальных потрясений в Европе и Америке. В эти «революционные» годы студенческие, антивоенные выступления, борьба расовых и этнических групп за гражданские права определяли политический климат. Исследователи, политики и журналисты единодушны в том, что неожиданно массовая социальная активность женщин произвела своего рода социальную и культурную революцию в западном мире, кардинально повлияв на систему гендерных отношений.

«Женская революция» с момента возникновения была неоднородной по своим идейным концепциям, методам борьбы и формам коллективных действий. Среди многообразия идей, теорий и организаций можно выделить два самых влиятельных и известных течения феминизма: либеральное и радикальное. В США, где движение женщин получило наибольший размах, сторонники первого направления называли себя «движением за права женщин» (the women's rights movement), а радикальные молодежные группы заявляли о «женском освобождении» (the women's liberation movement).

ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ФЕМИНИЗМ

В 1963 году в Соединенных Штатах появляется книга, оказавшая влияние на настроения и самосознание миллионов американских женщин. «Мистика женственности» журналистки Бетти Фридан, ставшая мировым бестселлером и классическим текстом либерального феминизма, взорвала атмосферу «потребительского рая» образованных американок из среднего класса. В конце 1950-х годов многочисленные женские журналы, реклама, телевидение убеждали, что представительницы среднего класса смогли добиться «женской американской мечты»: преуспевающий и заботливый муж, здоровые дети, дом в пригороде, автомобиль, красивая одежда, которую можно демонстрировать на вечеринках и благотворительных собраниях. Бетти Фридан, дипломированный психолог и мать троих детей, проведя сотни интервью с такими же, как она, домохозяйками, обнаружила, что их жизнь омрачают внутренняя неудовлетворенность и сознание собственной ничтожности. Причины подобных ощущений женщины не могли назвать ни популярным психоаналитикам, ни мужу, ни самим себе.

Написав на основе этих признаний книгу, Фридан попыталась сама определить причины разочарований и недовольства, сделав видимой проблему, не имевшую до этого названия. Стремясь следовать образцам «истинной» женственности и исполнить предписываемое обществом «природное предназначение» матери и жены, американки из среднего класса отказывались от профессиональной карьеры и какого-либо участия в общественной жизни, постепенно превращались в инфантильные, зависимые существа, лишенные представления о своих возможностях и желаниях. Традиционные убеждения поддерживались теорией Фрейда с его идеей о природной женской пассивности и невротичности, глянцевыми журналами, рекламой, телевидением. «Мистика женственности» на деле обернулась драмой женской личности, драмой подавления интеллекта, профессиональных и социальных интересов. Добровольно следуя устоявшимся гендерным стереотипам, женщины оказывались, по определению Фридан, в «уютном концлагере» семейной жизни, обнаруживая, что потребительские товары, муж и дети не в состоянии избавить от ощущения опустошенности. Книга затронула чувства многочисленной группы домохозяек, в 1960-е годы ее идеи казались им революционными. «Женщина должна без ложного чувства вины спрашивать; кто я и чего я хочу от этой жизни, она не должна чувствовать себя эгоисткой или невротичкой, если у нее есть личные задачи, не связанные с мужем и детьми».

В годы Второй мировой войны несколько миллионов женщин в США и Европе пришли в учреждения и разные сферы производства, заняв рабочие места ушедших на фронт мужчин. Плакаты военных лет убеждали их поверить в свои силы, в то, что «они смогут это сделать». Девушки из средних слоев, увидев для себя новые перспективы, стремились получить высшее образование. Но послевоенная ситуация «национального согласия» в западном мире требовала восстановления традиционной системы разделения ролей «добытчиков» и «хранительниц очага». В 1950-е годы на смену военным плакатам, призывающим женщин помочь стране, пришли публичные уверения в том, что «женственным» женщинам ни к чему профессиональная карьера, высшее образование, творчество и тем более участие в политике. Как и сто лет назад звучали все те же аргументы о природной неспособности и неготовности женщин к профессиональной занятости, о ненужности и вредности отвлечения их от «естественного предназначения» матери и жены.

Через три года после выхода книги «Мистика женственности», в 1966 году, в США была создана Национальная организация женщин, президентом которой стала Бетти Фридан. В год своего основания она насчитывала 300 человек, через десять лет их стало 250 тысяч. Вслед за этой организацией, ставшей одной из влиятельных политических сил Америки, возникло множество других, не менее известных. Либерально-феминистское движение за права, женщин, с его централизованными формальными структурами, с четко установленными правилами, программой действий очень успешно влияло на законодательную и исполнительную власть.

Своей главной задачей новая организация считала принятие законодательного запрета дискриминации по признаку пола во всех сферах экономической активности. Следуя концепции классического либерализма, гендерное равенство трактовалось как предоставление одинаковых прав мужчинам и женщинам. Соответственно всякое обращение в юридических документах к «различию мужчин и женщин», по убеждению представительниц либерального феминизма, закрепляло утвердившуюся гражданскую, публичную неполноценность женщин, оставляя им место исключительно в частной сфере. «До тех пор пока закон будет разделять граждан по половому признаку, женщины будут испытывать дискриминацию на основании устаревших социальных стереотипов, - говорилось в программе Национальной организации женщин. - Пришло время покончить с утверждениями относительно особой природы женщин, которые препятствуют достижению равенства возможностей и свободы выбора женщин». Сам термин «различие» на целое десятилетие оказался исключенным из политической риторики либеральных феминисток.

Реформирование гендерной политики США было начато в 1961 году президентом Дж. Кеннеди, создавшим Комиссию по статусу женщин для изучения ситуации с правами женщин в послевоенной Америке. Результатом деятельности комиссии стал опубликованный в 1963 году «Доклад о положении женщин», в котором впервые правительство документально подтверждало дискриминацию женщин в социально-экономической сфере. В том же году принимается первый Федеральный закон о равной оплате труда, запрещавший дискриминацию при оплате труда по признаку пола. Закон вводил обязательность принципа одинакового вознаграждения за равноценный труд мужчин и женщин. Так увенчались успехом усилия довоенного социального крыла американского женского движения, отстаивающего коллективные права женщин, занятых в промышленном производстве. Закон не распространялся на «белые воротнички» -- служащих и административных работников. Предстояло еще девять лет напряженной борьбы и давления на Конгресс со стороны нового поколения феминисток, чтобы принять необходимые поправки к Закону, распространяющие принцип равноправия в оплате на все категории работающих женщин.

Ориентируясь на реформирование существующей властной системы, феминистки действовали традиционными для политической культуры США методами -- представление судебных исков и лоббирование законопроектов. Созданная под давлением феминисток Комиссия по равным возможностям уже через год оказалась завалена десятком тысяч заявлений о возбуждении судебных исков против работодателей на основании нарушения Закона о гражданских правах, запрещающего дискриминацию по признаку пола. К началу 1970-х годов сотни высших учебных заведений, частных и государственных компаний были привлечены к разбирательствам по искам о нарушении трудовых прав конкретных женщин. Их интересы защищали женские организации, что и обусловило во многом успех по реализации новых законов. Компании оказались вынуждены платить значительные денежные штрафы по возмещению материального и морального ущерба и принимать на работу по решению суда. Таким же штрафам подвергались издательства газет, публикующие объявления о приеме на работу с указанием «требуются мужчины».

Помимо запрета прямой дискриминации феминистки требовали реформирования практически всей сферы профессиональной активности: получение кредитов в банке, разрешения на строительство и аренду жилья, открытие собственного бизнеса, доступ в престижные профессиональные университетские школы и факультеты. В 1960-е годы в большинстве западных стран замужней женщине требовалось письменное разрешение от мужа на открытие собственного счета в банке, получения кредита, аренду помещений. В престижных университетах США, высших медицинских школах, школах бизнеса и права женщины в конце 1960-х годов составляли от 5 до 8% студентов. В Гарварде в 1970 году среди 483 преподавателей гуманитарных и естественных факультетов не было ни одной женщины. Национальная организация женщин добилась принятия законов о равенстве в жилищном строительстве; о равных правах женщин в образовании; о равных возможностях при кредитовании; поправки к закону о профессиональном образовании, о налоговой реформе; о равенстве пенсионного обеспечения. Десять лет женской политической активности привели к значительному увеличению среди женщин числа высокооплачиваемых наемных работников -- юристов, врачей, менеджеров.

Однако к концу 1960-х годов, наряду с достижениями, обнаруживается ограниченность идеологии и стратегий либерально-классического феминизма, начинается период критического переосмысления и отказа от прежних концепций. Это болезненно воспринимается участницами движения. В 1981 году выходит новая книга лидера либерального крыла феминизма Бетти Фридан «Вторая стадия», которая первоначально вызвала возмущение и обвинение в предательстве со стороны ее соратниц. В книге Фридан отмечала, что за двадцать лет американки достигли впечатляющих успехов по вхождению в прежде абсолютно недоступные им «мужские» институты власти, но профессионально преуспевающие женщины оказались перед лицом новых разочарований. Состояние фрустрации, по мнению Фридан, вызывал теперь «комплекс суперженщины», стремящейся по максимуму удовлетворить и требования работодателей, и потребности своего мужа и детей. «У большинства женщин нет жены, чтобы заботиться о "мелочах жизни"» -- эта фраза стала афоризмом 80-х годов. Борясь за абсолютно одинаковые права с мужчинами, либеральные феминистки, по мнению Фридан, лишили многих женщин реального жизненного выбора и свободы. В новой книге она напоминала, что одинокая мать или разведенная женщина, лишенная материальной поддержки в опеке над ребенком, не может конкурировать с мужчинами на рынке труда.

Постепенно «эгалитарный либеральный» феминистский подход трансформируется в идеологию «социального феминизма»: реальное равенство возможностей обеспечивается как законодательством, так и специальной «гендерно чувствительной» политикой государства. В Америке 1970--1990-х годов новым направлением феминистской активности, а также основным предметом бурных публичных дискуссий становится программа «позитивных действий» или «позитивной дискриминации», как ее иногда называют. Речь шла о президентских указах Л.Джонсона и Р.Никсона, предусматривающих создание на предприятиях, в корпорациях, учреждениях и университетах «режима наибольшего благоприятствования» при приеме на работу и учебу и продвижении женщин по службе при одинаковых с мужчинами профессиональных качествах. «Позитивные действия», как временная мера, означали попытку минимизировать те структурные барьеры, которые влияют на положение дискриминируемых в прошлом групп, а также попытку с помощью государственных стратегий повысить конкурентоспособность членов этих групп. Программы имеют дело с проблемой на социальном, а не на индивидуальном уровне и поэтому позволяют искоренять скрытые, невидимые, неосознаваемые механизмы воспроизводства дискриминации. «Нет большей несправедливости, чем реагировать одинаково на радикально различные ситуации». Именно «одинаковое» обращение (понимаемое как равное) вело, по мнению социальных феминисток, к закреплению гендерного неравенства, ведь отсутствие, к примеру, системы детских садов или программ по защите от сексуальных домогательств на рабочем месте по-разному влияют на работников мужского и женского пола.

В европейских странах под давлением женского движения политика «равенства с учетом различий» органичным образом вписалась в социальную систему «государства всеобщего благоденствия», при которой одинаковые формальные права дополнялись специальными программами государства по улучшению статуса женщин и удовлетворению их особых, отличных от мужчин, потребностей. Поэтому помимо «позитивных» мер «государство всеобщего благоденствия» разделило с работающими женщинами ответственность и бремя обязанностей по рождению и воспитанию детей.

РАДИКАЛЬНЫЙ ФЕМИНИЗМ

В середине 1960-х годов параллельно с либеральным течением появляются группы молодых интеллектуалок, заговоривших о женской эмансипации с более радикальных позиций. Новое влиятельное течение феминизма формируется в контексте мощных молодежных протестов «новых левых». Молодежное движение было первым в истории Европы и Соединенных Штатов массовым выступлением молодых людей из среднего класса против институтов и ценностей «общества потребления». Критике и идейному нигилизму новых радикалов подвергались негуманистические и тоталитарные черты «прогнившей индустриальной цивилизации»: вместо «демократии элит» студенты требовали эгалитарной и справедливой «демократии участия».

С начала 1960-х годов американские студентки -- активные участницы массовых университетских выступлений, сидячих забастовок, маршей протеста против сегрегации на Юге и войны во Вьетнаме. Но их не устраивает роль, отводимая им в молодежном движении. Разочарование началось тогда, когда они стали осознавать свою полную отстраненность от принятия решений в левых организациях. Очень быстро молодые активистки обнаружили, что им по-прежнему предлагают одну «священную обязанность» -- подавать кофе, пока мужчины будут обсуждать стратегию движения. Желавшие поставить на повестку дня молодежных собраний проблему женских прав и свобод встречали непонимание, грубые насмешки и издевательства со стороны своих соратников-мужчин. Студентки начинают создавать собственные группы, не имевшие ни строгой формальной структуры, ни руководителей, ни четкой политической программы. Любая могла организовать такую группу в школе, университете, на работе, среди подруг, соседей, при церкви и домоводческом кружке. В неформальных дискуссиях женщины получили возможность говорить о своих проблемах, переживаниях, желаниях и амбициях, которые прежде они скрывали или даже не осознавали. Как писала одна из участниц: «Главное, что происходило внутри этих групп -- освобождение от рабского внутреннего комплекса неполноценности, неверия в себя, преобразование своего собственного смысла жизни. Впервые я почувствовала гордость за принадлежность к женскому роду и ощутила всех женщин своими сестрами». Идея «всемирного сестринства» постепенно становится определяющей в новом течении.

Вторая радикальная идея -- представление о патриархате как исторически сформированной системе тотального доминирования мужчин во всех сферах жизнедеятельности. Мужская власть, в понимании сторонников «женского освобождения», распространяется не только на политику и экономику, она пронизывает и личную жизнь женщин. Мужчины не могут сами реформировать систему, которая дает им привилегии, поэтому компромиссная программа либерального феминизма по реформе законодательства не решает принципиальную задачу освобождения от зависимости и угнетения. Только революционная борьба женщин сможет подорвать патриархатную систему.

Теоретическое обоснование радикальной позиции дала Суламифь Файерстоун в вышедшей в 1970 году и сразу ставшей знаменитой книге «Диалектика пола: доводы для феминистской революции». Двадцатипятилетняя активистка студенческих выступлений и организатор первых в Нью-Йорке «освободительных» групп предлагала новое объяснение причин тотального угнетения женщин. Она определяла патриархат через контроль мужчин над репродуктивной функцией женщин. По мнению Файерстоун, поскольку именно рождение и воспитание детей делает женщину зависимой от мужчины в плане материального существования, очевидно, что создаются отношения власти и подчинения. Именно безвластие, а не природный невротизм, приписываемый фрейдизмом всем женщинам, определяет их статус в современном обществе. Радикальные сделали центром дискуссии проблему контроля над женской сексуальностью. Легализация аборта, отстаиваемая ими под лозунгом «Право на выбор», в первую очередь обеспечивала независимость и свободу в сексуальных отношениях.

Вышедшая в том же 1970 году книга другой известной активистки «освободительных» групп Кейт Миллетт «Сексуальная политика» обозначает актуальные задачи движения. Впервые термин «политика», означающий механизм власти одной группы людей над другой, применяется по отношению к сфере личных отношений. Семья, материнство, сексуальность, тело, эмоции, представления о красоте -- все, что женщина считает только своей личной жизнью и персональной судьбой, должно стать предметом феминистского осмысления, идейных дискуссий, чтобы найти новые ответы на «давние женские вопросы». Ключевое понятие здесь -- конечно же «патриархат», определяемый как исторически сложившаяся система господства мужчин над женщинами. Сила этой системы в том, что она держится на всеобщем согласии с предрассудком о мужском превосходстве. Поэтому социально-политические реформы, государственная политика равноправия не в состоянии освободить женщин до тех пор, пока не изменится система общественных представлений и норм поведения для женщин и мужчин. «Революция сознания» должна стать главной задачей радикальных женских групп, решаемой под лозунгом «Личное -- это политика!».

Миллетт утверждает, что повседневная личная жизнь женщин формируется социальной системой и потому требует политического осознания. Декларации «освободительного» крыла феминизма создавали основу для коллективных стратегий и действий, отличных от либерального феминизма. Основная деятельность разворачивалась в небольших группах «роста самосознания». Обсуждение и признание персонального опыта каждой участницы группы как политической проблемы неравенства женщин неизбежно вело, по мнению организаторов, к формированию коллективной идентичности и новой социальной активности. «Личный опыт и личные переживания дают основания говорить об общей проблеме угнетения всех женщин, -- говорилось в Манифесте Красных Чулков, влиятельной радикальной группы из Нью-Йорка. -- Мужское доминирование -- это старейшая форма господства и эксплуатации женщин. Наше угнетение абсолютно, оно влияет на все стороны нашей жизни. Нас эксплуатируют как сексуальные объекты, как домашних слуг, дешевую рабочую силу. Нас считают неполноценными существами, единственной целью которых является повышение качества жизни мужчин. Конфликты между отдельными мужчиной и женщиной есть политические конфликты, которые можно решить только сообща. Рост самосознания -- это не психотерапия, это развитие солидарного классового сознания женщин. Наша цель - освобождение от всех видов подавления женской личности».

В отличие от активисток либерального направления, члены «освободительных групп» не стремились к респектабельности и признанию их политической элитой. Свергнуть могущественную систему патриархата только вежливыми требованиями изменения законов не удастся, нужно изменить всю систему ценностей, разрушить вековые стереотипы. Поэтому необходимо будоражить массовое общественное сознание, воздействовать на женщин и мужчин, провоцировать дискуссии и столкновение мнений. Просветительскую деятельность, волонтерскую работу радикальные феминистки усиливали тактикой «прямых, целенаправленных действий». Они устраивали всевозможные уличные перформансы, театрализованные мероприятия, направленные на расшатывание традиционных стереотипов и ценностей. В 1968 году в городе Атлантик Сити во время конкурса «Мисс Америка» молодые активистки собрали толпы зрителей и репортеров. За пределами здания, где проходило популярное шоу, они короновали живую овцу, публично побросав дамские журналы и предметы женского туалета в мусорные баки. Подобные акции символического разрушения «оков естественного предназначения» вливались в мощный поток новых форм групповой активности на уровне местных сообществ.

В многочисленных группах «роста сознания» и «повышения личностной самооценки» участницы по-новому осмысливали либеральную дилемму «сходство - отличие». Понятие женское различие, противостоящее пониманию равенства как одинаковости, радикалки воспринимают как положительное. Почему для получения равных возможностей в самореализации и свободе выбора женщины должны во всем следовать мужскому образцу поведения, стилю мышления и взгляду на мир? Этот вопрос радикальные феминистки задавали своим предшественницам из либерального движения. Они искали свое объяснение женской идентичности, механизмов подавления женской личности и понимание путей внутреннего освобождения. Поскольку мужское доминирование проявляется и в культуре, и в системе ценностей, то необходимо формировать свой независимый взгляд на мир. Новое женское мировосприятие должно создаваться с помощью литературы, кино, музыки, живописи, фотографии, следует «написать» другую -- женскую историю. В Европе и Америке создаются новые феминистские социальные и культурные институты: издания, книжные магазины, кафе и детские сады, женские клиники и центры женского здоровья и планирования семьи, кризисные центры для женщин, подвергшихся сексуальному и домашнему насилию. По своему размаху «освободительное» женское движение к середине 1970-х годов начинает превосходить в Америке масштабы выступлений против войны во Вьетнаме.

Феминистский вызов становится ведущей темой средств массовой информации. Публика, заинтригованная или разгневанная активностью молодых феминисток, оказывается втянутой в общенациональную дискуссию на запретные до сей поры темы. Предыдущий этап движения за равные права женщин такого резонанса в стране не вызвал. Реформы, предлагаемые женскими либеральными организациями 1960-х годов, вписывались в демократические рамки США, в то время как радикализм «освободительных» групп грозил разрушением всей системе традиционных культурных ценностей, социальных институтов и политик. В 1971 году известная журналистка Глория Стайнем начинает выпускать феминистский журнал «Ms»: вместо принятых языковых норм «miss» или «mrs», указывающих на семейный статус, новая нейтральная норма «ms» была направлена на освобождение женского сознания. Огромная популярность этого издания демонстрировала значимость и успешность начавшейся «революции». Стайнем становится одним из лидеров движения. Признанная звезда журналистики, чей портрет в качестве фотомодели красовался на глянцевых обложках журналов мод 1950-х годов, смело поднимает шокирующие массовое сознание темы: женская сексуальность, контроль над собственным телом и репродуктивностью, сексуальное насилие против женщин. Солидаризируясь с популярными концепциями сексуальной революции, радикальные феминистски основным орудием подавления личности считают буржуазный брак и традиционную семью. Новый термин «сексизм» обозначает любые дискриминационные действия по признаку пола.

Концепции радикального феминизма вступали в сложные и иногда противоречивые отношения с идеологией сексуальной революции, начавшейся в рамках молодежного движения 1960-х годов. Одним из объективных факторов изменения сексуального поведения стало, как известно, появление противозачаточных таблеток, что позволило женщинам в какой-то степени контролировать процесс репродукции. Это приобрело решающее значение в определении путей и способов женского освобождения. Требование легализации абортов на десятилетия раскололо Америку на два враждующих лагеря. Сторонники свободы выбора смогли добиться права на аборт в 1973 году, когда Верховный суд признал его в качестве одного из базовых прав и свобод личности, соответствующих Конституции США.

Различные молодежные группы, коммуны хиппи демонстрировали разрыв с принятыми нормами сексуального поведения и приверженность формам «свободной любви». Однако преодоление морально-религиозных запретов не решило задачи эмансипации женской личности. Идеологи радикального феминизма писали, что до тех пор, пока женщины остаются даже в собственном восприятии исключительно объектом мужского сексуального желания, они не дадут себе права на подлинную свободу и собственную сексуальность.

Женское освободительное движение открывало новые темы для дискуссии. На смену «мистики домашнего очага» приходит идеология красоты, тиражируемая потребительским обществом. «Мистика женственности» поощряет эпидемию невроза, связанного с женским телом, невроза веса и возраста. Наоми Вулф, автор книги «Миф о красоте. Как представления о красоте используются против женщин», размышляет над новыми вопросами, которые встают перед женщинами: похожа ли их сексуальность на ту, которую изображает коммерческая реклама, должны ли они «заработать» право на сексуальное наслаждение и самоуважение с помощью «красоты». «Женщина выигрывает, когда считает, что каждая из нас может поступать со своим телом, как угодно, если это происходит добровольно, без принуждения», -- эту идею делают своим кредо участницы радикальных групп, отказывающиеся от традиционного внешнего подчеркивания своей женственности.

Радикальное направление женского движения никогда не опиралось на единую теорию, в нем появлялись разные концепции, сторонники которых дискутировали и критиковали друг друга. Попытки осмыслить глубинную природу гендерных различий, коренящихся в психологии, системе ценностей и представлений о женственности и мужественности, приводят к формированию психоаналитического феминизма, открывавшею другие сюжеты «личного как политического». Американский психолог Нэнси Чодороу публикует в конце 1970-х годов книгу «Воспроизводство материнства», в которой с феминистских позиций анализирует сферу бессознательного, где зарождаются различия. Ее интересует вопрос, какое влияние на гендерные отношения оказывает тот факт, что ребенок воспитывается главным образом матерью. Что рождает всевластие матери, страх и ощущение зависимости от нее, особенно у мужчин, или подсознательную тоску и женщин, и мужчин по материнскому теплу? Реформирование институтов не в состоянии изменить нормы патриархатного сознания, формирующиеся в процессе психологического развития личности. Выход из традиционных отношений доминирования и подчинения Чодороу видела в равноправном участии обоих родителей в воспитании детей. Вопросы и открытия феминистского психоанализа становятся предметом публичных дискуссий.

В 1970-е годы группы «роста самосознания» проявляют проблему насилия за стенами «семейных крепостей». Личные трагедии, переживания, страхи оказались общим женским опытом и общей политической проблемой. Вступление в брак не должно освобождать человека от правовой ответственности за жестокость обращения - таким был феминистский подход к проблеме домашнего насилия. Государство обязано соблюдать права личности и наказывать за их нарушение не только в публичной, но и в частной сфере. Результатом деятельности женских организаций стало принятие в 1980-е годы в европейских странах и США специальных законов, защищающих жертв домашнего насилия. Создаются структуры исполнительной власти (полиции, социальных служб), отвечающие за соблюдение прав и безопасности граждан в семье.

* * *

В 80-е годы XX века феминизм в развитых странах Европы и Америки стал частью демократической социально-политической системы и государственной политики. В этот же период начинается подъем социальной активности женщин в других регионах. Современный феминизм представляет собой форум, где существует множество разнообразных идей, теорий, течений, в рамках которых идет бурная дискуссия по всем актуальным вопросам. Сторонники азиатского, африканского, латиноамериканского, исламского и многих других направлений солидарны в том, что проблемы гендерного неравенства не имеют простого объяснения и легкого решения. Этот вид неравенства тесно переплетен со многими другими факторами социального неравенства. Он также связан с индивидуальными особенностями и личными обстоятельствами женщин. В ситуации зависимости и угнетения классовые, этнические, расовые, религиозные различия могут оказаться для них более значимыми. Не существует универсальной для всех культур и разных социальных групп феминистской концепции. Но очевидно, что освобождение от всех форм дискриминации требует солидарных действий разных демократических движений.

https://www.feminisnts.info/2641-феминизм-или-история-борьбы-женщин-за.html

0

3

Женщины в политической жизни Германии 1900-1945 гг.

Впервые немецкие женщины как политическая сила проявили себя в период революции 1848-1849 гг., а в 1865 г. в Лейпциге было основано объединение женских промысловых и образовательных организаций - Всеобщий германский женский союз (АДФ). К началу первой мировой войны он включал в свой состав 15 местных групп и 49 дочерних организаций с более чем 13 тысячами участниц. АДФ десятилетиями олицетворял собой немецкое женское движение и выдвигал различные инициативы. Его программа, разработанная в 1905 г. Хелен Ланге (1848-1930), содержала требования в области образования, производительного труда, брачно-семейных отношений, участия женщин в политической жизни страны (документ 1).

В Германской империи впервые в национальном масштабе были организованы политические партии и союзы, однако большинство этих организаций оставалось чисто мужским по составу. Равноправному участию женщин в политической жизни препятствовало государственное законодательство, остававшееся в силе до 1908 г. (документ 2) и, не в меньшей степени, антифеминистские воззрения многих политиков, ученых, журналистов, деятелей искусства. Так, еще в 1851 г. известный немецкий философ Артур Шопенгауэр написал трактат "О женщинах", в котором утверждал, что женщина в течение всей жизни остается большим ребенком - "одной из промежуточных ступеней между ребенком и мужчиной, который является настоящим человеком". Враждебные по отношению к женщинам взгляды получили продолжение в Германской империи, Веймарской республике и в период нацистского господства, всякий раз видоизменяясь под влиянием новых вызовов и угроз той или иной эпохи. Антифеминистские идеи всегда высказывали крайне правые, реакционные партии и союзы (документ 3,документ 4,документ 5 ). На выпады в адрес женщин сторонницы эмансипации подчас отвечали произведениями, направленными против всех мужчин. Примером активной антимаскулинной философии является книга Хелен фон Друсковиц (1856-1918) "Мужчина как логическая и нравственная невозможность и как проклятие мира", написанная в 1903 г. (документ 6).
* * *

Особенностью женского движения в Германии был его раскол на буржуазную и пролетарскую ветви. Буржуазное течение, ориентированное на либеральные ценности, олицетворяло созданное в 1894 г. Объединение немецких женских союзов (БДФ). Председатель БДФ и идеолог его консервативного крыла Гертруда Боймер (1873-1954), а также лидер умеренного крыла Хелен Ланге основное внимание уделяли вопросам женского образования (см. тему 3), в котором видели залог безбедного будущего для женщин из обеспеченных слоев общества. Представительницы небольшого по численности, но влиятельного радикального крыла в БДФ - Анита Аугспург (1857-1943), Лида Густава Хайман (1868-1943), Хелен Штёкер (1835-1909) - не только требовали активного и пассивного избирательного права для женщин (документ 7), но и обратились к таким ранее табуированным темам, как общественные истоки проституции, положение незамужних матерей и внебрачных детей, сексуальная мораль (см. тему 4).

Пролетарское женское движение было тесно связано с Социал-демократической партией Германии (СДПГ) и подчеркивало примат классовых различий. Сначала большая часть германского рабочего класса и его политических вождей рассматривали производительный труд женщин как "грязную конкуренцию", "давление на зарплату" и угрозу пролетарской семье. Руководитель партии Август Бебель в 1879 г. опубликовал книгу "Женщина и социализм", в которой осудил подобные взгляды и показал перспективы пролетарских женщин. Хотя через месяц после публикации книга была запрещена, она была переведена на многие языки и неоднократно переиздавалась нелегально (документ 8).

Постепенно лидером и главным теоретиком пролетарского женского движения становится Клара Цеткин (1857-1933), развивавшая теорию Бебеля. Цеткин занимала видные посты в СДПГ, в 1917 г. участвовали в создании Независимой социал-демократической партии Германии (НСДПГ), а в 1919 г. - Коммунистической партии Германии (КПГ). Она добивалась полного профессионального и общественного равноправия женщины, ее активного участия в классовой борьбе (документ 9). О популярности целей рабочего движения в среде трудящихся женщин свидетельствует существование в первые годы XX столетия 94 пролетарских женских организаций с 10 тысячами участниц, а также их массовое членство в СДПГ и социал-демократических профсоюзах (документ 10).

Начало первой мировой войны подхлестнуло патриотические настроения всего немецкого населения. Боймер основала Национальную женскую службу (НФД), которая способствовала поддержанию внутреннего мира в стране, объединяя пролетарских и буржуазных женщин на поприще благотворительной деятельности, Ланге призвала участниц буржуазных женских организаций поддержать правительство (документ 11). Многие участницы СДПГ, такие, как Генриетта Фюрт, тоже воспевали войну и находили ей националистическое и шовинистическое оправдание (документ 12). Однако тяготы и лишения военного времени быстро вызывают разочарование - уже в 1915 г. в Германии прошла первая антивоенная демонстрация женщин, а представительницы радикального крыла буржуазного женского движения и социалистки-интернационалистки перешли на позиции пацифизма. Они выступили за мир и сохранение международных связей внутри женского движения, а после войны участвовали в создании и работе международных пацифистских организаций (документ 13, документ 14, документ 15).
* * *

В результате Ноябрьской революции 1918-1919 гг. женщины получили избирательное право и проявили небывалую политическую активность на выборах в Национальное собрание: 310 женщин было выдвинуто кандидатами в депутаты, 78 % имеющих право голоса женщин участвовали в голосовании (документ 16, документ 17). Веймарская конституция предоставила женщинам формальное политическое равноправие и социально-экономические права (документ 18). Большинство женщин-парламентариев в период республики баллотировались от СДПГ, партии католического Центра, праволиберальной Немецкой народной партии (ННП) и консервативной Немецкой национальной народной партии (НННП) и занимались в рейхстаге социальной политикой, образованием, здравоохранением. Но доля женщин во всех партиях и в 20-е годы оставалась ниже их доли в населении, а все высокие партийные посты были заняты мужчинами (документ 19, документ 20).

С получением избирательного права одна из главных целей женского движения была достигнута, и его популярность снизилась. Многие представительницы буржуазного женского движения были разочарованы тем, что дальнейшая эмансипация отклоняется от их идеала. Радикальное крыло распалось, в БДФ получили преобладание союзы домохозяек и женские профессиональные организации. В начале 1932 г. в Германии насчитывалось около 230 буржуазных женских организаций, но только немногие из них решительно боролись против фашистской опасности. В центре же и на правом фланге БДФ еще со времен первой мировой войны были сильны националистические течения, а нацистский культ матери отчасти смыкался с идеологией буржуазного женского движения. Хотя БДФ критически реагировал на крайние выпады нацистов против женщин, он стал сотрудничать с партией Гитлера. В то же время такие представительницы пролетарского женского движения, как Цеткин, следуют политической линии КПГ и Коминтерна на борьбу с фашизмом (документ 21).
* * *

Гитлер считал, что мир женщины - "ее семья, ее муж, ее дети, ее дом". "Вторжение женщины в мир мужчины" было для национал-социалистов "ошибочным развитием, которое следовало повернуть назад в интересах женщины". Еще на первом общем собрании НСДАП в 1921 г. было принято решение об устранении женщин из всех руководящих органов партии. Но обращение к "естественной" сфере жизни и труда женщины отнюдь не трактовалось как ее неполноценность. Пропаганда делала прямо противоположное утверждение, не только одобряя традиционную роль женщины-матери, но и требуя выполнения этой роли и идеологически возвеличивая ее (документ 22, документ 23). Несмотря на бесспорно реакционные воззрения НСДАП во всех касавшихся женщин вопросах, на отсутствие женщин в правлении партии и нацистской фракции в рейхстаге, партия Гитлера притягивала женщин-избирательниц. Исследователи считают, что симпатии немок были вызваны обещаниями национал-социалистов укрепить положение брака и семьи в обществе, восстановить достоинство женщины как компаньонки и помощницы своего супруга и как германской матери, которая гарантирует будущее германской расы.

В нацистской Германии большинство женских организаций заявило о своем самороспуске, меньшинство присоединилось к созданному в 1931 г. союзу "Национал-социалистические женщины" (НСФ). Заменой самостоятельной политики стало обязательное участие немецких женщин в многочисленных нацистских организациях, ставивших перед собой цель мобилизации женщин на службу режиму и их идеологической обработки: Национал-социалистической благотворительности, Германском Красном Кресте, Германском трудовом фронте (ДАФ), Имперском союзе немецких домохозяек и т.д. В 1939 г. 12 миллионов женщин состояли, по меньшей мере, в одной из нацистских организаций и тем самым стабилизировали политическую систему национал-социализма. Миллионы женщин, происходивших преимущественно из мелкобуржуазной среды, заняли посты штатных и внештатных функционеров, отвечавших за идеологическую и политическую подготовку, распространение пропагандистского материала, сбор взносов, проведение различных мероприятий свободного времени, благотворительность и т.д. Главной задачей всех женских организаций было обучение матерей и культивирование "расового здоровья". При этом особое внимание нацисты уделяли подрастающему поколению (документ 24, документ 25, документ 26). Наличие в высшей иерархии третьего рейха имперской женской руководительницы Гертруды Шольц-Клинк (1902-1999) только маскировало тот факт, что гитлеровская Германия была "государством мужчин".

http://yspu.org/hreader/1/?in=1

0

4

Профессии, доступные в 20е годы:

стандартные (домашнее хозяйство, стирка белья, воспитание детей, сельское хозяйство)

новые профессии:
воспитательница
няня
учительница в школе
секретарша
машинистка-стенографистка
коммерция (малый бизнес типа модных магазинов)
продавец
телефонистка
водитель общественного транспорта (автобусы, трамваи)
бухгалтер
официантка
консьержка
сотрудница прачечной или химчистки
медсестра

более элитные
косметолог
парикмахерша
маникюрщица
держательница отеля или пансиона

свободные творческие  профессии:
декоратор
оформитель
музыкант (чаще певица)
актриса
писатель (детская или дамская литература, издание книг под псевдонимом)
журналист

спортсменка (пловчихи, бег, легкая атлетика)

Редкие профессии:

преподаватель(реже в вузе, дискриминация)
юрист (редко адвокат или судья, чаще секретарь суда)
врач (крайне редко)
биолог (все сведется к сельскому хозяйству, изучению свойств картофеля, к вирусной медицине, например, доступа нет))

Зарплата была чудовищно маленькой, 55% и меньше от зарплаты мужчины на той же должности. Превалировала дискриминация, и несмотря на то что большинство женщин работали из экономической необходимости, никто ничего не делал, чтоб улучшить это пложение.

(изложено по материалу из книги Андре Каспи "Повседневная жизнь Соединенных Штатов в эпоху процветания и сухого закона".)

Жены гангстеров редко (или вовсе не) работают, в мафии царит жесткий патриархат, место жены гангстера строго дома. Все что сказано об эмансипации - это друзья клана, жители города, клиенты.

0

5

Фитнес прошлого. Как занимались спортом в прошлом веке

То, что мы привыкли понимать под словом «фитнес» пришло от древних греков, очень трепетно относившихся к своему телу. Что уж говорить, если на время Олимпийских Игр даже останавливались военные действия. Регулярно совершенствовали свое тело не только атлеты и воины, но и греческие девушки. Интерес к спорту, как и к Олимпиадам, вернулся в начале XX века. И вот как примерно это происходило.

1. Густав Зандер

Основоположником тренажерного дела считается шведский физиотерапевт Густав Зандер. Его разнообразными аппаратами оснащались все спортивные центры и не покидали рынок до середины XX века.

В таких центрах женщинам приходилось заниматься отдельно от мужчин, да еще и в повседневной одежде, ведь специальной тогда еще не было. Только с распространением велотренажёров появились велосипедные брючки, а потом и шорты. А в середине XX века в Европе появилась уже целая модная спорт-индустрия.

2. Гимнастика

Уже в конце XIX века, как раз во время зарождения феминистических движений, женщины стали проявлять все больший интерес к физическим упражнениям. В школах для девочек вводили занятия гимнастикой. Среди женщин появилось огромное количество профессиональных атлетов и даже борцов.

3. Реклама

Зарождалась и первая реклама домашних тренажеров с красивыми девушками, привлекая все больше и больше внимания к женскому телу.

4. Элитный фитнес

Фитнес всегда было занятием не из дешевых. В начале XX века среди элиты тренажёры были не просто модными, но и становились неотъемлемой частью времяпрепровождения. Вот к примеру, на борту «Титаника» элегантные пассажиры весьма полезно проводили время. А по утрам плавали в бассейне с подогретой морской водой.

5. Худеем

Мода на формы женского тела стремительно менялась, корсеты и длинные платья уходили в историю вместе с полнотой, которая раньше была признаком богатства. Женщинам все сложнее становилось скрывать свои недостатки, достичь идеальной фигуры можно было лишь путем упорных занятий. Стали появляться специальные центры похудания с тренажерами, разбивающими жир. Особенно развиты такие центры были в США, где проблема ожирения начала появляться уже к середине XX века.

6. СССР

Примерно до середины XX века, а в нашей стране практически до конца прошлого века, фитнес носил больше оздоровительный характер, чем имиджевый. После сексуальной революции результат занятий был направлен на демонстрацию своего тела.

В Советском Союзе занятия спортом преподносились как необходимые для создания образа крепкого, здорового, сильного защитника и труженика своей страны. На крупных предприятиях проводились специальные гимнастические разминки. Для мужчин это был лишний повод слинять в курилку, а вот многие женщины активно участвовали в производственных разминках, спортивных тренировках и играх от организации.

7. Голливуд

Еще одним толчком к расцвету фитнеса среди женщин стало развитие кинематографа. На афишах и журналах мелькали девушки с красивыми фигурами. С расцветом Голливуда началось активное навязывание женских стандартов красоты: что носить, как стричься и сколько весить диктовали популярные актрисы. Вот, например, актриса Элен Чэдвик в 1925 году демонстрирует то, как она поддерживает себя в отличной форме, занимаясь каждый день по 20 минут на тренажере.

http://s3.uploads.ru/t/VcIYd.jpg

8. Беговая дорожка

Если заглянуть в современный тренажерный зал, то выбор будет не так велик, как он был 20-30-е годы. Чего только не придумывалось! Для каждой болезни изобретался новый тренажер. Скажем, всеми любимая механическая беговая дорожка была разработана одним американцем для реабилитации своей дочери после травмы пятки. Изначально, кстати, беговые дорожки были деревянными и имели ремни безопасности.

9. Конный тренажер

Данная конструкция предназначена вовсе не для обучения верховой езде, как может показаться. Это очень популярный тренажер, разработанный еще Густавом Зандером, и напоминающий излюбленное развлечение в кабаках тех лет «брыкающийся бык». Тренажер покачивался и наклонялся в разные стороны, имитируя конную прогулку, при которой были задействованы важные суставы.

10. Стремление к идеалу

С переменами в моде и сознании общества менялась и концепция самих тренажеров. Нужны были регулярные занятия не только для больных людей, но и для здоровых, которые просто-напросто стремились к идеальному телу. И чем короче становились юбки, тем больше девушек бежали в спортивный зал.

http://april-knows.ru/kartoteka/fitnes_ … hlom_veke/

0

6

И вдогонку: о положении женщин в мафии:

Жены мафиози живут в своеобразном мире отрицания. Они действительно клянутся что их мужья не воры и не убийцы. Они действительно говорят что их мужья просто бизнесмены, которые преследуются правоохранительными органами только за то, что им посчастливилось быть итало – американцами, соответственно они невинно замараны словом Мафиозо. На самом деле все гораздо прозаичнее. Жены знают, что делают их мужья, не смотря на то, что они, конечно же, могут быть не посвящены в особенности бизнеса супруга. Между собой жены мафии так же редко обсуждают бизнес. Они могут вместе отправляться по магазинам, обсуждать личные и социальные проблемы, но они никогда не будут обсуждать криминальные дела.

Как у мафиози есть свой кодекс молчания, Омерта, который позволяет выживать и процветать, так и у жен мафии есть неписанное правило не говорить лишнего. Шикарные особняки, люксовые машины, рестораны, дорогая одежда и прочие блага криминального существования, все это намекает, что деньги добыты не совсем честно, поэтому лучше о них не распространяться.

Согласно старой сицилийской пословице, жена должны всегда быть дома, босой и беременной. Более современная версия говорит о том, что жена должна в своей жизни видеть только кухню и потолок спальни. Какими бы «сентиментальными» не были эти изречения, но они примерно описывают жизнь итальянского криминала. Например, Энн Коппола, жена Майкла Копполы страдала, наверно, больше чем кто бы то не было. Ее муж добавил немного «кровожадности» в их семейную жизнь. Биографии. Этого персонажа Вы можете прочитать на ItalyMob. Пересказывать много не будем, но скажем например, что когда его жена забеременела, он заставил доктора за 1000 баксов сделать ей аборт прямо на кухонном столе… После это было еще несколько абортов, пока Энн наконец то не поняла, что ее муж просто больной человек и им стоит расстаться. Они сбежала от него в Италию, где начала новую жизнь. Майкл в это время преследовался из-за неуплаты налогов, и ему было не до разборок с женой. Хотя несомненно он боялся что она начнет говорить с полицей и это сулило ему большие неприятности.

Не над идеализировать жизнь жен Мафии. Кто то живет как Кармелла Сопрано, достаточно идеальной жизнь, а кто то как Энн Коппола, терпя унижения годами.

http://mafiaclans.ru/topic916.html?view=print

Трагедия жен мафий

Правила поведения всех членов мафий касаются не только их собственной жизни, но и жизни их семейств, жен, дочерей, сестер и даже любовниц, чья жизнь по воле судьбы оказалась драматически связанной с опасной криминальной жизнью их мужей, отцов и любовников. В новых правилах к кодексу «Омерта» в какой-то мере проявлялась забота о женах мафиози в форме финансовой помощи в случае убийства мужей или вынесения им смертного приговора. Аналогичные права были предоставлены даже женам, разведенным с членами мафий еще до их убийства, ареста или высшей меры наказания.

В старых правилах «Омерты» о женщинах, покинувших своих мужей, вообще ничего не говорилось. Однако современные правила в корне изменили эту ситуацию, разрешив владельцам мафий оказывать финансовую помощь даже тем женам, которые заимели любовников в ответ на то, что их мужья изменяли им первыми и оказывались, таким образом, виновниками разводов и распада семейств. Специалисты юриспруденции и знатоки истории того времени считают, что подобного рода финансовые пособия родственникам мафиози, с честью исполнявшим свой долг и державшим рот на замке, были стимулом к соблюдению секретов всеми без исключения.

Но как бы создатели новых правил жизни мафий ни любили женщин, они руководствовались правилом «Доверяй, но проверяй», что требовало от мужей не делиться с женами никакой информацией. Первая причина: жены при разводах могут обнародовать секреты следственным органам. Вторая причина: жены могут под строжайшим секретом поведать тайны мужей кому-то из своих близких знакомых. Третья причина: агенты полиции и ФБР хорошо знают женские характеры, а поэтому часто и прежде всего начинают следствие с допросов жен. Все это красочно иллюстрирует опасную жизнь жен, дочерей, часто пытавшихся бунтовать против невыносимых условий их жизни, иногда даже погибавших в борьбе за свою независимость.

Подтверждением тому служит один трагический случай, описанный в книге «Мафия США», произошедший в конце 70-х годов с женой мафиози, приговоренного к двум годам тюремного заключения. Во время его отсутствия у нее появился любовник. Вернувшись домой из тюрьмы, муж узнал об измене. В соответствии с кодексом «Омерта» ее должны были убить. Но выполнить смертный приговор ее мужу тот же свод законов не разрешал. Он должен был нанять убийцу, что и сделал.

Обновленный кодекс «Омерта» ужесточил правила поведения жен членов «итальяно-американских мафий». Им не рекомендовалось посещать вместе с мужьями рестораны, казино, ночные клубы. В противном случае, в зависимости от обстоятельств, жена или муж могли быть наказаны вышестоящими мафиози. Список наказаний был обширен. Новые правила предписывали женам членов мафий посещать с мужьями кинотеатры и концертные залы, но не те места, где можно было вести себя фривольно и употреблять алкоголь в обществе мужчин.

Такого рода правила, по мнению некоторых историков, были продиктованы тем, что большинство жен гангстеров «итальяно-американских мафий» вовсю пользовались материальными благами, коих было предостаточно. Правила «Омерты» наказывали тех жен, которые вели себя чересчур свободно и посещали казино или ночные клубы в отсутствие своих мужей.

Новые правила кодекса «Омерта» вообще лимитировали круг общения жен мафиози. Им настоятельно рекомендовалось общаться только с людьми своего круга.

Некоторые жены пытались восставать против этих «идиотских правил», как они были однажды названы одной из них в интервью, опубликованном в газете «Нью-Йорк таймс». Она позволяла себе часто встречаться со своими друзьями из другого круга. Однажды возле подъезда ее дома в центре Манхэттена появились два соглядатая, с того дня систематически следовавшие за ней во время прогулок по городу и встреч с друзьями.

Не менее «идиотскими» были и другие новые правила «Омерты». Когда жены членов мафий приходили на похороны, свадьбы, дни рождения, они должны были быть очень осторожными в выборе подарков или возложений на могилы. Они не имели права покупать подарки более дорогие, чем покупали жены мужей рангом выше их супругов. Подтверждением тому служит признание одного из офицеров нью-йоркской полиции, которое приводится в архивных документах этой следственной организации. «Мы однажды проверили список подарков, принесенных на свадьбу члена одной из нью-йоркских мафий, и проверили должностные статусы всех гостей. Оказалось, цены на подарки соответствовали должностному статусу мафиози клана. Чем выше была позиция в мафиозной структуре, тем соответственно дороже подарок. Непонятно, почему у мафиози одного и того же уровня действовали такие несуразные требования к их женам и к женам рядовых солдат».

Жены членов мафий жили в постоянном страхе, что муж может неожиданно исчезнуть или быть убит. Женщины чувствовали себя совершенно беспомощными в разрешении конфликтов своих мужей, а уж в тех случаях, когда убийства мужей происходили на глазах их и детей, — и подавно. В исторической хронике иногда приводились случаи, когда жены становились на защиту своих мужей и их участь была предрешена. Один из таких случаев произошел в Нью-Йорке с семейством заместителя босса из мафий Филиппа Растелли.

Его жена Констанси ни за что не хотела даже на день расставаться с мужем. Она уговорила его взять ее на работу в свою мафию и стала водителем грузовика, на котором гангстеры развозили украденные товары на склады черного рынка. Но однажды ее мужа арестовали, обвинив в воровстве ювелирных изделий. Суд над ним должен был состояться в понедельник. Накануне судебного процесса Констанси застрелила человека, который должен был выступить свидетелем.

Но ее муж не заслуживал такого отношения. Суд ввиду отсутствия доказательств не смог доказать вину Филиппа Растелли, а тот, выйдя на свободу, тут же завел любовницу. Констанси узнала об этом и избила и изувечила молодую женщину, пригрозив изменнику: «В следующий раз убью тебя». Но, как и следовало ожидать, муж не стал терпеть ее приступов ревности и нанял убийцу, который застрелил Констанси возле ее дома.

К сожалению, такие случаи были не единичны. Мафиози предпочитали иметь дело с любовницами, с которыми им, вероятно, было легче разрешать любые конфликты и которые не посягали на их свободу. В истории организованной преступности США описывается один экстраординарный случай, который должен был стать хорошим уроком даже неженатым мужчинам.

Время вносило свои коррективы в жизнь современных мафий. В соответствии с данными полицейских департаментов Нью-Йорка, Чикаго, Майами, Лос-Анджелеса, Сан-Франциско и ряда других городов дочери членов мафий искали себе мужей на стороне, вне гангстерских кланов родителей. Что интересно: их отцы, главари мафий и также рядовые гангстеры, иногда сами убеждали своих дочерей выбрать иной жизненный путь, нежели тот, на который их обрекла судьба. В одном из архивных документов нью-йоркской полиции говорится: «Отцы стали рассматривать учебу в колледжах и университетах обязательным пунктом жизни своих дочерей. Они советуют им не следовать по их собственным стопам, чтобы рано или поздно не оказаться жертвами преступного мира».

Инициатором этого новшества стал в 1962 году владелец одной из нью-йоркских мафий Джозеф Профаси. Он первым передал в наследие своей дочери огромную сумму денег, которую, по условиям завещания, она могла тратить только на получение высшего образования. В последующие годы его примеру последовали многие другие мафиози.

Но большинство жен мафиози и также их дети навсегда оставались под давлением мафиозных традиций. Редко кто-то из них решался разорвать семейные узы. А кто-то из них, не видя другого выхода, кончал жизнь самоубийством.

http://www.e-reading.me/chapter.php/102 … mafii.html

http://www.italymafia.ru/prestupleniya/ … eny-mafii/

0


Вы здесь » Атлантик Сити: преступная империя » Справочный материал » О роли женщин тех лет


Сервис форумов BestBB © 2016. Создать форум бесплатно